Тайная вечеря Леонардо да Винчи Собор Св. Петра Микеланджело Рафаэль Брунеллески Неоплатонизм Тициан Маньеризм

Эпоха Высокого Возрождения имела огромное значение для дальнейшего развития и подъёма культуры и искусств. Удивительные творения мастеров того времени продолжают вызывать восхищение и по сей день.

Живопись в Италии

Рим, породивший в начале XVI века Высокое Возрождение, стал через столетие и родиной барокко, собрав для выполнения эпохальных новых задач художников из самых разных мест. Папство оказывало искусству мощное покровительство, стремясь превратить Рим в самый красивый город христианского мира — «для вящего прославления Бога и Церкви». Эта кампания началась еще в 1585 году, но тогда под рукой были только не слишком именитые поздние маньеристы. Вскоре, однако, удалось привлечь в столицу целеустремленных молодых мастеров, особенно из северной Италии, и им-то и принадлежит заслуга создания нового стиля.

Караваджо. Наиболее заметным среди этих североитальянских художников был гениальный живописец Микеланджело Меризи (1571—1610), которого прозвали Караваджо по названию места его рождения близ Милана. «Призвание Св. Матфея» (илл. 271), одно из серии монументальных полотен, написанных им для капеллы церкви Сан-Луиджи деи Франчези в 1599—1602 годах, далеко отстоит как от маньеризма, так и от Высокого Возрождения. Единственным предшественником этой необычной картины можно считать реализм североитальянских художников типа Савольдо (см. илл. 249). Однако, реализм Савольдо таков, что для передачи его отличия от более раннего типа реализма необходимо ввести новый термин — «натурализм».

272. Артемизия Джентилески. Юдифь и ее служанка с головой Олоферна. Ок. 1625 г. Холст, масло. Институт искусств, Детройт. Дар Лесли X. Грин

Никогда прежде нам не встречалось подобной трактовки религиозного сюжета — совершенно как сцены из современной простонародной жизни. Матфей, сборщик податей, сидит с несколькими вооруженными людьми (очевидно, его помощниками) в помещении, весьма напоминающем римскую таверну, а справа к ним приближаются две фигуры. Пришедшие — бедные люди: их босые ноги и скромная одежда резко контрастируют с яркими одеяниями Матфея и сидящих с ним людей. Почему же при созерцании этой сцены мы ощущаем присутствие в ее атмосфере религиозного чувства, а не принимаем ее за изображение повседневного события? Ответить можно так: североитальянский реализм органично сплавлен в творчестве Караваджо с элементами, заимствованными им во время учебы у искусства эпохи Возрождения в Риме, что и придает этой сцене удивительное чувство внутреннего достоинства. Его стиль, иначе говоря, классичен, но не классицистичен. Композиция, например, строится поперек поверхности холста; формы резко, почти как на рельефе, подчеркнуты игрой светотени (см. илл. 96). Более того, для Караваджо натурализм был не самоцелью, а средством выражения глубоко религиозного содержания. Почему в одной из фигур мы узнаем Христа? Во всяком случае, не по нимбу Спасителя — единственной сверхъестественной детали на картине, изображенной в виде какой-то не слишком приметной золотой повязки, так что ее вполне можно и не заметить. Наш взор прикован не к нимбу, а к Его повелительному жесту, заимствованному из фрески Микеланджело «Сотворение Адама» (см. илл. 233) Этот жест «соединяет» две группы и он же повторен Матфеем, вопросительно указующим на себя. Важнейшую роль играет луч солнечного света над Христом, который высвечивает Его лицо и руки в полутемном интерьере, тем самым донося Его зов к Матфею. Без этого луча, такого естественного и в то же время так наполненного символическим смыслом, картина утратила бы свою неповторимо- волнующую атмосферу, свою убедительность в передаче нам чувства Божественного присутствия. Караваджо в эмоциональной, непосредственной форме выражает здесь мысль, которую разделяли и великие святые Контрреформации: тайны веры раскрываются не интеллектуальным размышлением, а чисто интуитивно, посредством внутреннего опыта, доступного для всех людей. Барокко отличается от последующей стадии Контрреформации именно приданием мистическому видению естественных черт — оно предстает перед нами целостным, без каких-либо признаков духовной борьбы, как на картинах Эль Греко.

Великий скульптор, художник и архитектор Высокого Возрождения Микеланджело Буонарроти родился 6 марта 1475 года в Капрезе близ Флоренции.
Высокое возраждение в Италии, Франции и Испании Барокко в Италии и Испании