Тайная вечеря Леонардо да Винчи Собор Св. Петра Микеланджело Рафаэль Брунеллески Неоплатонизм Тициан Маньеризм

Художники раннего Возрождения в композиции «Тайной вечери» изображали обычно ряд сидящих за столом, несвязанных между собой фигур в однообразно повторяющихся позах. Иуду выделяли, помещая отдельно, по другую сторону стола.

Браманте

Собор Св. Петра. Почти все великие свершения, прославившие Рим в первой четверти XVI века как центр итальянского искусства, приходятся на 1503—1513 годы — время, когда папский престол занимал Юлий П. Именно он решил соорудить на месте старой обветшалой базилики Св. Петра огромный храм, который своим великолепием должен был затмить все памятники древнего Рима. Честь строительства этого храма выпала Браманте, который считался лучшим зодчим в городе.

229. Донато Браманте. План собора Св. Петра в Риме. 1506 г.

230. Карадоссо. Бронзовая медаль с изображением собора Св. Петра по проекту Браманте. 1506 г. Британский музей, Лондон

О его первоначальном проекте, выполненном в 1506 году, мы можем судить лишь по плану (илл. 229) и по медали, выпущенной в ознаменование начала строительства храма (илл. 230), на которой внешний вид здания представлен весьма приблизительно. Однако, это вполне достаточно для подтверждения слов Браманте, которыми он определил свою задачу: «Я собираюсь соорудить Пантеон на базилике Константина».

В стремлении воздвигнуть грандиозный христианский храм, не имевший аналогов, чтобы превзойти эти знаменитые древнеримские памятники, проявились далеко идущие честолюбивые замыслы Юлия II, желавшего объединить под своим владычеством всю Италию и таким образом добиться светской власти, которая соответствовала бы духовной власти папства. Проект Браманте, вне всякого сомнения, обладал поистине имперским величием. План сооружения представлял собой вписанный в квадрат греческий крест с огромным полусферическим куполом над средокрестием, четырьмя малыми куполами и высокими башнями по углам. Этот план выполнен в полном соответствии с требованиями, которые предъявлял к храмовой архитектуре Альберти (см. стр. 226). Композиция здания настолько симметрична, что мы даже не можем определить, в какой из апсид должен был находиться алтарь. Браманте предполагал все четыре фасада сделать одинаковыми, как показано на медали 1506 года, с преобладанием строго классических форм — куполов, полукуполов, колоннад и фронтонов.

Однако в отделке интерьера храма эти простые геометрические объемы почти не используются и предпочтение отдается скульптурному украшению стен. На плане нет непрерывно тянущихся поверхностей, а только большие, причудливых форм «острова» каменной кладки, которые один критик метко сравнил с гигантскими кусками гренков, наполовину съеденных прожорливым пространством. Но ощутить, насколько огромны эти «острова», мы сможем лишь тогда, когда осознаем, что каждая из сторон греческого креста, лежащего в основе плана храма, имеет почти такие же размеры, как и базилика Константина (см. илл. 89, 90). Поэтому ссылка Браманте на Пантеон и базилику Константина не была пустым хвастовством. По сравнению с его грандиозным замыслом, эти памятники кажутся совсем крошечными, впрочем, как и любой другой раннеренессансный храм.

Леонардо- художник, обобщив разрозненные достижения своих предшественников, достиг той гениальной простоты, ясности и гармонии, которые знаменовали собой начало нового, высшего этапа в итальянском искусстве- эпохи Высокого Возрождения.
Высокое возраждение в Италии, Франции и Испании Барокко в Италии и Испании